Квартира в грозу

Знаете, квартира в городе на самом деле как ячейка муравейника. Обычно мы перестаем замечать это, блуждая по стандартным маршрутам. Работа - дом - магазин - спортклуб. Целыми днями мы открываем-закрываем окна, двери, выбегаем из подъездов. Так же делают наши соседи, их соседи. Так весь город изо дня в день. Если посмотреть со стороны, то снуют по тропкам и дорогам люди точно как муравьи. Но нам очень редко удается увидеть или почувствовать себя частичкой в большом городском муравейнике. Только если происходит что-то исключительное. Как, например, эта буйная летняя гроза.

Началась она внезапно, как обычно бывает после того, как сутки стояла удушающая жара. В Минске вообще жара мною плохо переносится, когда воздух заперт между домами и медленно поджаривается на асфальте. Даже ночью он не успевает остыть, квартира не проветривается, я верчусь в кровати как поросенок на вертеле. Так вот, когда целые сутки поджаривают воздух, за него приходят мстить грозовые тучи.

Вдруг в тишь и гладь летнего дня врывается порывистый ветер, авангард грозового фронта, потом небо над городом стремительно темнеет, тучи, клубясь, закрывают солнце. И тополиный пух, который до этого мирно планировал на асфальт, начинает кружиться в летней метели. И первый раз ударяет гром. Сколько не запоминай тот факт, что свет всегда обгоняет звук, но в грозу первым всегда приходит гром.

На этот раз я еле успела быстрым шагом дойти от метро до дома и услышала гром, открывая дверь квартиры. Сняла балетки и прошла сразу в комнату. Там распахнула во всю ширь окно, уселась в кресло и стала смотреть небо. Именно так, не «в небо», а «небо». Потому что грозовое небо - это то зрелище, которое нельзя ни на что променять. И вот когда гроза подбирается ближе, пауза между громом и молнией становится меньше, ливень грохочет по подоконнику и слегка заливает пол через открытое окно, приходит ощущение. Ощущение того, насколько мал ты, насколько мала твоя квартира на ночь в Минске с открытым окном, одна из сотен в этом доме, в одном из сотен других домов вокруг. В Минске гроза, ливень заливает маленькие домики, маленькие улочки. Маленькие люди прячутся за тонкими бетонными стенами, за стеклами, а на землю обрушиваются потоки холодной воды и бьют стотысячные разряды в иссушенную землю, укатанную в асфальт, в крыши высоток,  в антенны. Квартира кажется маленькой лодочкой в штормовом море. Я сижу в кресле, сердце стучит и дыхание немного замирает при каждом ударе грома, но удовольствия в этом, во всех ощущениях, которые приходят с грозой, очень много.